Background Image

Блог Ирины Ландо

Ирина Ландо доктор наук в сфере управления (Dr.sc.admin.) Специальность - управление знаниями (knowledge management). Бизнес-тренер. Ведёт тренинги с 1999 года.

Возвращаясь к вопросу о детском саде

Прошлый раз дневник, который я вела, когда переводила дочку в новый детский сад, вызвал множество отзывов. Вопросов и комментариев было так много, что даже крупная газета опубликовала его на своих страницах. Но не время почивать на лаврах. Родителям придется быть очень внимательными, отправляя ребенка в детский сад. Моих наблюдений и предостережений хватило ровно на полтора месяца. 

Затем я увидела в поведении младшей дочери сильные изменения. Во-первых она стала кричать по ночам. Не разговаривать, а именно кричать. Утром никакие вопросы не помогали понять, что происходит, она просто не помнила, что именно она кричала и, понятно, не могла объяснить почему. 

Во-вторых, я четко услышала нарушения речи. Если до посещения детского сада речь ребенка была богатой и грамматически правильной, то всего через шесть недель речь стала похожей на диалоги Эллочки-людоедки из «Золотого телёнка". 

В-третьих, дочь стала рисовать. Но не просто рисовать, а играть с цветом на листах формата А3. Она могла за вечер не отрываясь и не вставая с места раскрасить шесть или восемь листов формата А3, не оставляя на них ни единого белого пятнышка. Она не пробовала рисовать животных, фрукты или домики, а просто выливала на лист все свои эмоции. Рисунки получались красивыми, но меня беспокоило то, что у нее столько эмоций, которые она не готова озвучить. 

Пришлось вводить новые традиции: каждый вечер я ложилась спать пораньше, чтобы младшая могла после того, как почистила зубы и переоделась в пижаму, залезть ко мне и поиграть в куклы. Пораньше, это, конечно, громко сказано, потому, что дочь у меня энеджайзер, и раньше одиннадцати вечера ее в кровать просто не загнать. Итак, ради выяснения истины, я каждый вечер стала играть с ней в куклы, зверюшек, или пальчиковые куклы, все зависело от ее желания и выбора. Как ни странно, дочери очень понравилось со мной играть. Но почти целую неделю любая тема про детский сад была табу. Поиграть в воспитательницу, деток или подружек не получалось. Дочь просто прерывала все высказанные мной предложения на эту тему и говорила, что не хочет в это играть. Временно пришлось играть только по правилам, предложенным ребенком, ожидая удобного момента, чтобы можно было поиграть и по моим правилам. 

Следующий звоночек прозвенел для меня в тот момент, когда одеваясь утром, дочка вдруг заплакала и попросила не надевать ей свитер с горлом, который до этого момента ей очень нравился из-за своего цвета. Поскольку ребенок у меня не капризный, и не запуганный, то я сразу спросила в чем дело. Дочь сначала отнекивалась, но видно, что для нее было очень важно не надевать именно этот свитер, она рассказала, что вчера воспитательница очень ругалась, потому что у этого свитера, якобы, тугое горло, и его сложно надевать. Хочу заметить, что до этого замечания дочь две недели носила этот свитер, и сама его спокойно надевала, вытаскивая, затем, через тугое горло свои косички. Не знаю, с чего бы воспитательница решила сама надеть дочке свитер, но ребенка просто переклинило. Как вы понимаете, свитер теперь лежит мертвым грузом дома. Мы его можем надеть только на выходные, иначе младшую начинает трясти как осиновый лист. 

Видя, что происходит, я сразу обратилась к психологу, который занимается детским развитием. Я много чего знаю, но могу с уверенностью сказать, что предпочитаю, чтобы каждый делал свою работу. Поэтому диагностикой развития пусть занимаются те, кто является профессионалом именно в этом. Тем более, что уже трое очень известных психологов Риги, которые ведут свои занятия и учат родителей, как заниматься с ребенком ходят именно к этому специалисту в наш учебный центр. Правда, пытаясь делать это под другими фамилиями. Приходят, учатся заниматься со своими детьми, а потом используют все это на занятиях, выдавая за свои методики. Ну да речь не об этом. Поскольку младшая часто бывает в офисе и разговаривает со специалистами, то те и стали отнекиваться, мол, проблемы не видно. Но я всё же настояла, чтобы сделали полную диагностику. И тут все вылезло наружу. 

Оказалось, что всего за полтора месяца моя дочь получила настоящий невроз на слово «заниматься". Как только она узнала, что будут занятия, у нее даже глаз дергаться начал. Она стала панически бояться ошибиться. Первый день психолог была в шоке. Пришлось копать довольно глубоко. Оказалось, что перестала работать левая рука. То есть упражнения правой рукой дочь делать может, а левой разучилась. Я стала обращать внимание, как она ведет себя в повседневной жизни. Даже при рисовании она стала класть левую руку на стул, как-будто она ей мешает. Теперь мы работаем каждый день, развивая левую руку. 

Пришлось использовать служебное положение, чтобы записаться на занятия к специалисту нашего же центра. После семи занятий дочь заметно успокоилась и стала сама проситься, чтобы с ней позанимались дома. 

Она попросила взять новые краски и мы выдали ей гуашь. Но тут оказалось, что все не так просто, как с акварелью. Надо постоянно менять воду. Я сама не могу вспомнить, чтобы когда-то так часто меняла воду во время рисования. Но мелкая выдала в первый же день четыре листа А3, узоры на которых были нарисованы гуашью. „Ой, как ярко!" – были первые слова дочери после того, как она закончила первый рисунок. 

Побочное явление – гуашь практически не отстирывается, Я регулярно об этом забываю, и горка маек для рисования продолжает расти с каждым днем – в сад с такими пятнами уже не походишь. 

Наконец, мы закончили курс занятий и нас отправили в сад. Я специально поехала в первый день, чтобы поговорить с воспитательницей и попросить ее быть помягче. Все понимаю, в саду все детки в группе, на индивидуальную работу нет времени, но у меня не так много детей, и я не могу позволить, чтобы у дочери был срыв. Итак, подхожу к воспитательнице, объясняю, что мы две недели занимались у психолога, и прошу по возможности не давить на ребенка, на что слышу, что никто тут и не давит и ничего не запрещает – у нее нет на это ни сил, ни времени. Я так и села. Думаю, надо было идти с подарком. Но меня супруг отговорил, нехорошо, говорит, чтобы ребенка выделяли. Не стоит просить не ругаться на ребенка с подарком. Судя по реакции, он был не прав. 

На следующей неделе возьмем опять справку и продолжим занятия у психолога. Теперь будем ставить речь. Звуки на русском и латышском языках не совпадают. Поэтому очень важно, чтобы звуки были поставлены вовремя, как у логопеда. 

Пока купили диски с детскими песенками, младшей очень нравится повторять, а я записываю все слова, которые она повторяет неверно, и потом отрабатываю с ней. Например, вместо «все", она говорит „псё". Думаю, такие мелочи может отследить любой родитель, просто стоит уделить этому внимание.

Поделиться этой записью:

">
Девятая неделя после десятисуточного голода
Талантливые люди в Юрмале поднимают настроение.